Эпилог.
Обмен учебными материалами


Эпилог.



- Район А, южная зона, - доложила пилот. – Командир? – повернулась вопросительно. Разноцветные огоньки пульта заиграли бликами на её шлеме.

- Садимся, - разрешил Дан.

Андрей сидел позади и не видел выражения его лица, но голос прозвучал спокойно, даже буднично. Вот только у него самого сердце, колотясь, подскочило к горлу. По кабине, где в два ряда располагалась исследовательская группа – дюжина человек, будто прокатился вздох. Как ждали они этого момента, крутясь на орбите и засылая зонды, и вот наконец – первая высадка!

Кабину сотрясла короткая вибрация – пилот переключилась с ходовых двигателей на посадочные. Катер вписался в глиссаду спуска. Поверхность кинулась им навстречу, отшатнулась, смещаясь вниз и выбрасываясь бледно-пунцовым ковром к горизонту. Двадцатонная махина покачалась на стабилизаторах, как на батуте, и замерла неподвижно.

По короткому пандусу все, кроме пилота, выбрались из катера – слаженно и деловито. Но, оказавшись снаружи, неловко сгрудились, оглядываясь. «Вот мы и здесь!..» - донесла радиосвязь чей-то потрясённый шёпот.

Барнардиана стояла в зените. Сияюще-алый громадный диск. Поток розового света, прерываясь перистым пунктиром золотых облаков, падал на просторную равнину. Выступы полевого шпата в блестящих брызгах слюды, а дальше – Андрей напряг зрение – лиловые пятна растительности. В ушах гудело, и он не сразу понял - шлемофон транслирует звуки извне. Шелест ветра как ровное дыхание планеты. Подмывало откинуть прозрачную сферу и подставить лицо тихим воздушным струям. «Скоро уже, - подумал он. – Пройдём вакцинацию, тогда одного респиратора хватит». Мысль о профессиональных делах вырвала из зачарованного созерцания.

Дан поднял руку, привлекая внимание.

- Товарищи! Придумать великую фразу для будущих историков мы не удосужились, - раздались смешки. – Займёмся тем, для чего мы здесь. Первое звено – геограмма и пробы грунта, второе звено… - он быстро распределил обязанности и добавил. – Простая рекогносцировка, радиус в километр. Давайте просто осмотримся. – Дан помолчал. – Начнём!

Пилот осталась в кабине, чтобы держать связь с «Аманесером», остальные, разбившись на пары, веером двинулись от катера в стороны. Дан задержал взгляд на Андрее.

- Ты со мной.

«Кто бы сомневался». Дан зашагал по намеченному маршруту, Андрей – следом. Мелкие розоватые, как жемчуг, камешки хрустели под ногами. Сила тяжести чуть уступала земной, и шагалось легко – как во сне. Каждая деталь воспринималась чётко и ясно, процарапанная в рдеющем сиянии дня, но в голове шумело, точно он на пустой желудок выпил шампанского. «Я иду под светом звезды, которая не Солнце. По планете, где никто из людей ещё не ступал».

В шлемофоне перекликались голоса. Дан что-то отвечал и ловко продвигался вперёд, время от времени останавливаясь на возвышенностях и бросая взгляды окрест. Прикидывает, как разместить модули базы, догадался Андрей. «Сначала база, потом – купол». Может быть, кислородные заводы, чтобы когда-нибудь изменить атмосферу. Он представил будущее планеты – и неожиданно почувствовал дискомфорт. Сбился с шага и осмотрелся по сторонам. Мир вокруг – золотисто-розовое приволье – воплощал самобытность и целомудрие, и ему показалось: кощунственно изменить его хоть на йоту. «Нужны ли мы здесь вообще?»



- Андрей! Ты как? – Дан будто почувствовал его смятение.

- Всё хорошо.

Дан, остановившись, вгляделся в него сквозь щиток шлема и махнул рукой вперёд.

- Там для тебя кое-что есть.

Волнистая равнина чуть понижалась, и красноватая почва скрывалась под лиловым слоем растительности, тянувшейся до горизонта. Андрей позабыл всё на свете и припал к земле, пытливо разглядывая колышущиеся под ветром слоевища. На снимках с орбиты они не выглядели такими гибкими и упругими. Больше всего тонкие ветвистые побеги напоминали водоросли-багрянки. Но это не были водоросли. «Мне предстоит узнать, что это такое».

Наверное, он сказал это вслух, потому что Дан подколол.

- Название придумать не забудь. Может, андрейка-самосейка? А?

Андрей возмущённо фыркнул, затем перевёл дух. На визоре горел огонёк двусторонней связи: их не слышат. Он достал тубус, выбрал растеньице и принялся капсулировать образец.

- Совершенно нерелевантное предложение, - ответил с достоинством. – На Эос нет культурно возделываемых растений, тут пока всё самосев.

Прозрачная трубка захлопнулась с лиловой былинкой внутри. Будто он поймал сияющее перо птицы счастья. Дыхание перехватило. Раздался шорох – рядом на корточки опустился Дан. Вгляделся внутрь хрусталя.

- Великий космос! Какая красота… - волнение его прорвалось наружу. – Представь, мой милый, никто не видел её до нас.

Слова его эхом откликнулись в сознании Андрея. Сердце застучало чаще. «Разве не за этим мы летели?» - подумал он. Увидеть то, чего ещё никто не видел. Познать непознанное. Дать названия безымянному. Мы здесь не чужаки! Мы пришли домой! Сама вселенная, сотворив людей такими, какие мы есть, привела нас под это алое солнце. Мы изменим Эос, так или иначе, но и она бесповоротно изменит нас: из земной колыбели люди вышли на просторы галактики. Мы изменимся, одно останется прежним: наша сущность разумной расы – познавать мир и свидетельствовать его чудеса. Ибо мир, в котором одинокий мальчик, претерпев испытания, находит призвание и любовь, воистину чудесен.

Дан смотрел на него, и золотисто-карие глаза его искрились улыбкой.

Андрей разомкнул губы, ища слова, - и застыл с открытым ртом. На краешке зрения что-то мелькнуло. Радужный просверк за нагромождением розово-песчаных пород.

- Мистле, смотри! Справа! – придушенно взвыл он. Дан обернулся. Снова яркое переливчатое движение. – Что это?!

Насекомое? Птица? Небывалое?..

Дан поднялся, возбуждённый и напружиненный. Протянул ему руку.

- Пойдём и посмотрим, моя любовь. Перед нами весь мир.


Последнее изменение этой страницы: 2018-09-12;


weddingpedia.ru 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная